ЗАЛЦЬБУРГ – 2020


В рекордных темпах
Кристоф Лой и Йоана Малльвиц о предстоящей премьере Cosi Fan Tutte на Зальцбургском фестивале – 2020
Сорок восемь часов –– именно столько было у режиссера Кристофа Лоя и дирижера Йоаны Малльвиц на то, чтобы выполнить просьбу интенданта Зальцбургского фестиваля Маркуса Хинтерхойзера и сократить партитуру оперы Моцарта «Так поступают все» до «санитарно-эпидемиологического» норматива, определенного австрийскими властями. По словам Малльвиц, итогом этой труднейшей работы стала «корона-версия Cosi, которая никогда не появилась бы на свет в нормальные годы» – два часа десять минут чистой музыки, в которых, по мнению творческой команды, «моцартовский дух сохранен настолько полно, насколько это возможно».

Российское Общество друзей Зальцбургского фестиваля увидит эту премьеру 18 августа в рамках сокращенной юбилейной программы.

Малльвиц и Лой в один голос заявляют, что препарировать и сокращать оперу им хотелось меньше всего, но успокаивал тот факт, что Моцарт сам особо не церемонился с собственными произведениями и при необходимости «резал» их или добавлял новые пассажи. Автор был бы доволен «карантинной» версией Cosi, уверена дирижер: значительная часть купюр пришлась на речитативы и паузы, тогда как номерные арии в большинстве своем остались в нетронутом виде.

За сам факт, что в этом сезоне на Зальцбургском фестивале вообще стала возможна постановка «Так поступают все», в первую очередь нужно сказать спасибо Кристофу Лою, заявил на пресс-конференции Хинтерхойзер. Режиссер предложил эту идею в момент, когда его собственная премьера (монументальный «Борис Годунов») из-за размеров вынужденно попала «под нож», а сама дирекция с трудом понимала, что именно в сложившихся обстоятельствах фестиваль сможет показать публике. «На репетициях царит невероятная атмосфера. Никогда еще не видел столько счастья и надежды в глазах артистов», говорит фестивальный интендант. «Для нас было жизненно важно выработать некий механизм, который позволил бы творческим людям сохранить возможность работать и в условиях эпидемии, а культурным институциям показать, что на появившийся вызов возможен и более взвешенный и спокойный ответ, нежели повальные отмены и разорительные закрытия».

Кристоф Лой говорит, что на протяжении всей своей карьеры работал с «Так поступают все», но поставить оперу впервые ему удалось лишь двенадцать лет назад для Оперы Франкфурта. И уже тогда неизбежные купюры давались ему тяжело, хотя режиссер признается, что на деле небольшая редакция партитуры идет Cosi только на пользу. «В конце концов, есть обширная традиция подобного укороченного исполнения в 1950-е годы», говорит Лой. «То, что мы сокращаем партитуру, совершенно не означает, что зритель получит на сцене некий обрывочный, фрагментарный продукт».
Исполнители главных ролей постановки:
Марианн Кребасса, Эльза Драйсиг и Богдан Волков
По мнению Лоя, хоть Cosi Fan Tutte и знаменита как скандальная опера про «напряженную дуэль между удовольствием и сердечной болью», но режиссера гораздо больше интересовала «скрытая меланхолия, пронизывающая все произведение». «Еще на премьере во Франкфурте меня поразило, как много зрители смеялись над происходящим. Цели рассмешить аудиторию у меня не было и в помине». Лой называет оперу «произведением вне времени»; для зальцбургской постановки выбрана минималистическая эстетика, обусловленная не столько коронавирусными рестрикциями, сколько режиссерским видением моцартовской музыки.

Малльвиц, которая через считанные дни войдет в историю в качестве первого дирижера–женщины, руководящего постановкой на Зальцбургском фестивале, не менее активно готовится к премьере: все последние недели она провела вместе с солистами в поиске наиболее выразительного способа исполнения ими своих партий. «Хотим добиться того, чтобы звук шел зрителю прямо в сердце, чтобы звучало по-настоящему cantabile», говорит дирижер. «При всей моей любви к аутентизму, в работе я –– крайне импульсивный человек, и это придает музыке определенную специфику. Но знаете, мы работаем с Венскими «Филармониками», а они умеют всё».

В том, что камерная история появится на гигантской сцене Большого Фестивального дворца, Кристоф Лой не видит особых трудностей: «Я люблю, когда есть где развернуться, даже когда речь идет об интимных постановках. В моих работах очень много хореографических элементов, так что чем больше сцена, тем лучше», говорит Лой. К тому же, по его замыслу, повествование по большей части развернется на самом краю сцены –– «так, чтобы зрители увидели этих глупцов, как самих себя в зеркале», смеется режиссер.
Йоана Малльвиц // © Anne Zeuner
Made on
Tilda