«Сквозь рану в небесах
я вижу просвет,
там стихают мои муки,
там начинается счастье нашей бессмертной любви»
Египет и Эфиопия обуреваемы кровопролитной войной. Молодой египтянин Радамес, начальник дворцовой стражи, погружен в свои мечты. Радамес мечает о своей тайной возлюбленной, эфиопской рабыне Аиде, живущей при царском дворе Египта, и о том, как сделать Аиду своей. Витающий в облаках Радамес и не подозревает, что принцесса Амнерис тоже влюблена в него. Амнерис видит, что сердце ее избранника принадлежит бедной эфиопке. Ни юный воин, ни величественная принцесса не подозревают, что на самом деле Аида – дочь эфиопского царя Амонсро, хранящая тайну своего благородного происхождения в надежде сохранить жизнь своих близких.

«Аида» начинается в состоянии тотального эмоционального дисбаланса между тремя главными героями. Радамес быстро становится генералом и отправляется на эфиопский военный фронт. С его помощью египтяне разбивают соперника, берут царя Амонасро в пленники и возвращаются домой с триумфом. Аида, разрывающаяся между страхом за своего избранника и ужасом за судьбу своего отца и всего народа, абсолютно опустошена. Египтяне же ликуют, царь Египта назначает Радамеса своим преемником и отдает ему в жены Амнерис. Аида и Радамес словно в страшном кошмаре. Герои предпринимают отчаянную попытку спасти свою любовь и своих близких от горькой участи, которой, кажется, уже не избежать. Все, что композитор может в итоге предложить обреченной паре – это смутная надежда на любовь за пределами нашего бренного мира.

XIX век – пик интереса к Востоку среди европейцев, чьи колониальные амбиции привели к необычайному росту их влияния в арабском мире. Рука об руку с политикой шел неуемный аппетит Европы ко всему экзотическому. С 1863 года Египтом (тогда в составе Османской империи) управлял хедив Исмаил-Паша, мечтавший превратить Каир в «Париж Востока». Среди центральных достижений египетского правителя было строительством оперного театра, открытие которого в 1869 году было приурочено к началу работы Суэцкого канала. Первой постановкой театра стал «Риголетто», но Исмаил-Паша настойчиво требовал от Джузеппе Верди совершенно новое произведение – уникальное и впечатляющее, основанное на египетской истории. Верди было 56 лет, когда в 1870 году он начал работу над «Аидой», и к тому времени он уже был автором двадцати четырех опер. Утомленный работой, Верди уже было собирался уйти на покой, но история «Аиды» так захватила его, что страсть к творчеству разгорелась с новой силой. Премьера новой оперы состоялась в Каире в декабре 1871 года.

Aida Revisited. Именно «Аида» стала для известной ирано-американской художницы Ширин Нешат режиссерским дебютом на Зальцбургском фестивале 2017 года. Пять лет спустя Нешат возвращается к опере с целью заново исследовать ее, создавая диалог с темами и мотивами собственного творчества. В центре самого пристального внимания художницы – три главные фигуры, Аида, Радамес и Амнерис. Все трое разрываются между своими фантазиями – мечтами об иной, недоступной им, жизни – и реальностью общества, которое не брезгует никакими средствами с целью навязать свои стереотипы, продиктовать ход жизни наперед. Тот факт, что все трое не желают следовать заранее определенным для них путём, становится настоящим двигателем действия оперы. Словно призраки, герои блуждают между вожделенными мечтами и ультиматумами жестокой реальности, в надежде обрести желанное счастье, только для того, чтобы в конечном итоге разлететься на атомы, исчезнуть с лица земли. Еще одна доминирующая тема «Аиды» – постоянное состояние войны, проникающей в самое внутреннее существование персонажей Верди. Война разворачивается между египтянами и эфиопами, между сильным и слабым, между мужчиной и женщиной, между желанием и долгом. Всё будет уничтожено – останутся только отчаяние и горе.

Текст: Ивонн Гебауэр
Made on
Tilda