«Говорят, раньше
таких женщин, как я,
убивали»
«Я жила свободно, словно птица». Такое признание с тоской выдает Катя Кабанова своей невестке Варваре. Но теперь ее жизнь изменилась. Катя рассказывает, как во время службы в церкви у нее были небесные видения, от которых сжималось ее сердце, и как она мечтала взмыть высоко в небо. Наполняемая свечением, экстазом музыка, которой Леош Яначек сопровождает воспоминания Кати, раскрывает не только богатую внутреннюю жизнь этого женского персонажа, но и его неудержимое стремление к свободе. Но брак с Тихоном, кажется, полностью тушит в Кате этот внутренний огонь. Ее новая жизнь в браке – один нескончаемый приступ клаустрофобии. Домом управляет ее деспотичная свекровь Кабаниха. Сознавая материальную зависимость Кати, а также ревностно охраняя традиционную мораль, Кабаниха следит за тем, чтобы женщина неуклонно подчинялась мужу, а молодые неуклонно слушались стариков. Задавленный постоянными придирками матери, Тихон лишает свою жену малейшего внимание и ищет утешение в алкоголе. Когда он уезжает на несколько дней по семейным делам, Варвара, знающая о взаимном влечении Кати и неженатого Бориса, устраивает для них первую встречу. Ночное свидание вскрывает в Кате все подавленные эмоции: за тем отчаяньем, с которой она отдается Борису, скрывается потребность в свободе, выходящая далеко за рамки жажды полноценной любви или разделенной страсти. Для Кати продолжать жить с прежним укладом теперь кажется окончательно невозможным.

Леош Яначек написал либретто к «Кате Кабановой» на основе чешского перевода драмы Александра Островского «Гроза» (1859), действие которой происходит в России XIX века в небольшом провинциальном городке, населенном богатыми купеческими родами. Яначек отказался от многих социально-исторических деталей, и, как следствие, от значительной части социальной критики, характерной для пьесы Островского. Опера сосредоточилась на главной героине и людях, которые прямо определяют ее судьбу. Однако за пределами микрокосма отдельно взятой семьи Кабановых социальная среда остается ощутимо отягощающим фактором.

Мы находимся в маленьком городке, где традиционная система ценностей, отстаиваемая Кабанихой, давно выродилась в репрессивную условность, навязываемую молодым. Здесь царит атмосфера оцепенения, холода, паралича, которая противостоит любому стремлению к индивидуальной реализации или истинному наслаждению жизнью. В то же время конфликт, в который попадает Катя из-за своей связи с Борисом, является внутренним – под неумолимым давлением Катя сделала устаревшие нравственные мерила своего окружения настолько своими, что кризис совести для нее неизбежен. Катя мало говорит о том, что ею движет или угнетает, чего она жаждет. Но лицемерие ей чуждо, и хотя она сама этого не осознает, но это делает ее фигуру такой реалистичной. В отличие от Варвары и ее любовника Кудряша, она не в состоянии легкомысленно пренебречь внутренними моральными – пусть навязанными – нормами. Даже в первом действия ее мечты о полете «словно птица» внезапно сменяются паническим страхом перед «грехом», который грозит ей за желание обладать другим мужчиной. В третьем действии, когда бушует гроза (как за окном, так и внутри главной героини), невыносимое чувство вины побуждает Катю признаться в предательстве своего брака. Общество Калинова становится для Кати тюрьмой, в которой она не может существовать; в конце концов, вместо нарастающего психологического и духовного насилия она выберет смерть.

Яначек привнес в образ Кати элемент сопереживания и тонкой чувствительности, который он, избегая стереотипов, старался придать всем своим главным женским персонажам. Впервые исполненная в Брно в 1921 году, «Катя Кабанова» ознаменовала собой начало последнего, необычайно плодотворного десятилетия композитора. Вместе с «Катей» Яначек нашел свой безошибочный язык музыкального драматурга – язык, который передает характеры и ситуации, психологию и атмосферу в необычайно концентрированной форме, с обнаженной непосредственностью и мощью проникающий сквозь кожу слушателя.

Текст: Кристиан Арсени
Made on
Tilda