зальцбург – 2022
«Опера на невероятных скоростях»
Разговор с Якубом Грушей – дирижером-постановщиком оперы «Катя Кабанова» на фестивале 2022 года
Летом 2022 года в оперную программу Зальцбургского фестиваля вернется Леош Яначек –– «Катя Кабанова» в постановке Барри Коски станет первой за одиннадцать лет оперой чешского композитора в Зальцбурге. На дирижерский пост приглашен зальцбургский дебютант – молодой чешский маэстро Якуб Груша. Зальцбургский журналист Флориан Оберхуммер расспросил его о предстоящей премьере.
— У некоторых дирижеров в 40 лет только начинается карьера, а вы уже возглавляете Бамбергский симфонический оркестр и регулярно работаете с крупнейшими мировыми коллективами. Какое место в вашей карьере займет дебют в Зальцбурге?
— У меня есть четкое ощущение того, что моя карьера в целом развивается самым естественным и логичным образом. Да, мне повезло работать с самыми лучшими оркестрами. Пока что удается получать от происходящего удовольствие и не терять голову. Внимание для меня не главное. Гораздо важнее –– заработать уважение тех коллективов, с которыми я сотрудничаю. Поэтому когда Венские или Берлинские филармоники снова и снова зовут меня дирижировать –– это очень приятный для моего дирижерского эго момент.
— Вы, кстати, уже дирижировали премьерой «Дела Макропулоса» Яначека в 2015 году в Венской опере. Расскажите, как вам работалось с Филармониками?
— Первое, что я тогда испытал –– это шок от факта, что «Макропулос» до того момента никогда не игрался на сцене Венской оперы. Так что во-многом это был вопрос престижа и невероятной ответственности. Во-вторых, это дико сложная опера для любого оркестра мира, требующая очень серьезной репетиционной подготовки. Помню, что в конце нашего репетиционного процесса у меня возникло уверенное ощущение абсолютного контакта с венскими музыкантами. В 2021 году мы вместе исполняли «Мою родину» Сметаны, и это уже было для меня пределом мечтаний. Атмосфера и понимание были на таком уровне, что пришла крепкая уверенность: вот они, по–настоящему прекрасные отношения.
— Венские Филармоники знамениты своей придирчивостью при выборе дирижеров, с которыми они сотрудничают. Особенно это заметно в отношении молодых маэстро. Как, по-вашему, удается завоевать доверие такого оркестра?
— Знаете, меня многие отговаривали от сотрудничества с «опасными» оркестрам. Но мой опыт показывает, что любой коллектив будет только благодарен, если дирижер отработает с ним по-честному и с полной отдачей. Не умасливает и не обмазывает их с ног до головы медом. Особенно это заметно в работе крупных оркестров. Такова моя специфика: я работаю на репетициях исключительно пунктуально, я чрезвычайно аналитичен, но в ходе концерта или исполнения оперного спектакля я люблю свободу –– для себя и для музыкантов в оркестровой яме. Это добавляет музыке жизни, и оркестры это ценят.
— С Барри Коски вы тоже раньше уже сотрудничали.
— Счастлив, что Барри тоже в нашей зальцбургской команде. Мы работали вместе над «Кармен» в лондонском Ковент Гардене, потом часто встречались и регулярно обсуждали разные идеи сотрудничества. Наконец-то получилось все синхронизировать. Наличие Барри в позиции режиссера «Кати Кабановой» придает мне большую уверенность, прежде всего потому что Барри идеально чувствует музыку, понимает ее роль в спектакле, его работы отличаются своим стилем, живостью, прямотой. Плюс ко всему, Барри всегда открыт к диалогу.
— «Катя Кабанова» исполняется и на немецком, и на английском языках, но написана она все же на чешском, вашем родном. Насколько важно ваше знание языка для понимания разговорных мелодий Яначека?
— Чешский язык оказывал очень большое влияние на работы Яначека. И это очень важный компонент для понимания гениальности его музыки. Но я не считаю, что нужно обязательно знать чешский, чтобы наслаждаться музыкой Яначека. Поэтому для меня как чеха мой родной язык не несет особых привилегий, но разумеется, это большое подспорье для меня в части точности стиля и фразировки.
— Какое, на ваш взгляд, место в творчестве композитора занимает «Катя Кабанова»?
— Это его самая популярная опера, наверно, наравне с «Енуфой». И во-многом это благодаря ее простоте. «Катю» очень легко понять, сюжет этой оперы очень прост, с ее главной героиней легко можно себя идентифицировать. Музыка Яначека абсолютно принадлежит ХХ-му веку, но в ней много и фольклорных элементов. На мой взгляд, это опера одного уровня с работами Пуччини и Штрауса –– композиторов, которые вместе с Яначеком были, как мне кажется, тремя важнейшими композиторами первой половины двадцатого столетия. Своей музыкой они сказали много нового.
— Почему, по-вашему, эта опера гораздо популярнее других его поздних работ?
— «Катя Кабанова» –– опера на невероятных скоростях. Она ни минуты не скучна, у нее идеальная продолжительность. Музыкальный язык Яначека оригинален, он противостоит традиционному: интервалы, неожиданные «прыжки», необычный выбор регистров –– все это может быть настоящим вызовом для оркестра. Но слушателя такая музыка не оставит равнодушным, ее выразительность потрясает, в хорошем смысле заставляет выйти из зоны комфорта, оставаясь при этом исключительно человечной.
— В Зальцбурге оперы Яначека испытали свой ренессанс довольно поздно, только в начале 1990-х при Жераре Мортье. Почему этот композитор до сих пор так редко исполняется?
— Не только оперы, но и на концертных сценах Яначека редко играют! Но на мой взгляд, он прочно вошел в классический оперный канон. Об этом во-многом говорит тот факт, что музыканты, певцы, режиссеры сегодня высказывают очень большой интерес в работе с его музыкой. Творческий уровень, который предлагают его произведения, невероятно высок. И наша задача этим летом в Зальцбурге будет отчасти в том, чтобы показать в зале такую энергию музыки, чтобы зритель сразу понял, почему мы так влюблены в творчество этого композитора.
Made on
Tilda