зальцбург – 2020






9-я симфония Бетховена live
Концерт Зальцбургского фестиваля
Концерты середины августа –– истинного фестивального «экватора» –– под музыкальным руководством Риккардо Мути стали настоящей зальцбургской традицией. С самой смерти Герберта фон Караяна в 1989 году и до сегодняшнего дня маэстро вместе с Венским филармоническим оркестром предлагает фестивальной публике концерты–блокбастеры, билеты на которые разлетаются в считанные минуты. Легендарный итальянский дирижер, отмечающий свое 80-летие в следующем году, не разочаровал зрителей и в этот раз: на одновременный столетний юбилей фестиваля и 250-летие со дня рождения Бетховена вместе с Филармониками, Асмик Григорян, Марианн Кребасса и Джеральдом Финли он исполнит великую Девятую симфонию композитора. Ассистирует Концертная ассоциация Венского государственного оперного хора.
!
Телеканал ARTE может вводить территориальные ограничения в отношении трансляции. В связи с этим для просмотра мы рекомендуем вам быть готовыми подключить используемую вами программу VPN для изменения местонахождения вашего IP-адреса (Германия или Франция) либо заранее скачать и установить безопасный VPN-сервис.
Солисты
Для целого мира
Кэти Хэмилтон о Симфонии № 9 ре-минор «Хоральной», op. 125
Последняя симфония Бетховена –– плод работы композитора, растянувшейся на несколько десятилетий. Первые наброски датируются 1815 годом; после завершения «Торжественной мессы» и цикла из тридцати трех Вариаций на тему Диабелли, композитор практически без отрыва работал над Девятой с 1823-го по начало 1824 года. Но на деле план положить шиллеровскую оду «К радости» в основу музыкального произведения появился у Бетховена еще в 1790-е годы. Нотный эскиз, впоследствии утраченный, был сделан композитором в 1803 году, еще один планировался в 1811-м; за все эти годы идея произведения выкристаллизовалась полностью, и на концерте 7 мая 1824 года, после исполненных «Освящения дома» и трех частей «Мессы», Девятая наконец предстала перед миром во всей своей мощи. К оркестру, которым дирижировал Михаэль Умлауф, присоединились 90 хористов и 4 солиста. Сам Бетховен, к тому времени полностью оглохший, стоял рядом с Умлауфом на протяжении всего исполнения симфонии, не в состоянии услышать ни одного звука.

Наличие хора и солистов, нетипичное для симфоний –– не единственный усиливший эффект от исполнения фактор; Бетховен значительно расширил традиционный состав оркестра –– к духовым присоединились пикколо, контрафагот, три тромбона и две дополнительных валторны, а ударные ближе к финалу добавляют к литаврам треугольник, тарелки и бас-бочку. Уже на «турецкой музыке» симфонии за счет добавленных инструментов оркестр расцветает невероятными красками.
Валторны уплотняют звучание в tutti, литавры вместе с тромбонами становятся ключевыми игроками в скерцо. Душераздирающее адажио следом –– словно плодородное поле, засеянное первыми семенами романтической музыки Шумана и Вагнера, и даже Чайковского.

Когда мы достигаем финала Девятой, все предыдущие части симфонии возвращаются –– только для того, чтобы уступить неистовым речитативам виолончелей и контрабасов; в своих заметках Бетховен так объяснял резкий отказ от тем предыдущих частей –– первая «слишком переполнена отчаянием», вторая «не сильно лучше, хоть и чуть радостнее», третья «слишком нежная». Все указывает на необходимость новой темы –– темы «К радости», прерываемой кратким возвращением первой темы и вступлением первого вокала: «О, друзья! Только не эти звуки! Давайте же сыграем более радостную мелодию!»

Следующая за этим амальгама из бетховенской музыки и вариаций на слова шиллеровской поэмы –– абсолютный триумф композитора. А ведь всего за несколько лет до этого, в 1818 году, издание Allgemeine Musikalische Zeitung провозгласило «К радости» произведением, чьи строки никогда с успехом не будут положены на музыку –– утверждение, вероятно, впоследствии доставившее Бетховену особое удовольствие. Но отвлечемся от спекуляций и сфокусируемся на исторических фактах: как только оркестр затих, а зал взорвался овациями, к продолжавшему смотреть на музыкантов композитору подошла контральто Каролине Унгер и, взяв его за плечи, развернула лицом к неистовствующим зрителям, плачущим и ликующим от услышанного. Так Бетховен, не слышавший ни единой исполненной ноты, узнал о силе случившегося.

© Katy Hamilton, Salzburger Festspiele
Made on
Tilda