«Замок» / Comoedia
синопсис
«Замок герцога Синяя Борода»
Герцог Синяя Борода приводит Юдифь в свой замок и напоминает ей о матери, отце и брате, которых она оставила ради мужа. Юдифь убеждена в верности своего решения, ведь ради герцога она оставила в прошлой жизни не только семью, но и влюбленного в нее жениха. Тьма и промозглость герцогского замка, в котором нет ни одного окна, залитые водой словно слезами стены – все это тревожит Юдифь. Но еще больше ее пугают семь запертых дверей. Женщина намерена исследовать свой новый дом, наполнить его теплом и светом, но сперва она должна знать, что спрятано за запертыми дверями. Синяя Борода пытается отговорить Юдифь, но та настаивает на своем. Герцог вручает ей ключ от первой двери, за которой обнаруживается комната пыток со следами крови на стенах. Юдифь требует отпереть вторую дверь, и снова Синяя Борода уговаривает ее отказаться от этой идеи. Во второй комнате ее встречает оружейный арсенал, покрытый кровавыми следами. Сопротивление мужа лишь утверждает Юдифь в ее желании знать все секреты замка. В третьей комнате она находит сокровищницу, но снова повсюду видны пятна крови. За четвертой дверью ее ждет роскошный сад, но розы в нем хранят на себе следы жестоких убийств. Пятая дверь открывает вид на герцогские владения, но великолепные просторы затмевают сгущающиеся грозовые тучи. Вопреки мольбам Синей Бороды, Юдифь отпирает шестую дверь и находит за ней огромное бездвижное озеро, заполненное солеными слезами. Герцог просит жену оставить последнюю дверь запертой, но Юдифь уже понимает, что скрывается за ней. Она открывает дверь и видит прежних жен Синей Бороды. Они живы, прекрасны, облачены в роскошные платья: жены Рассвета, Полудня и Сумерек. Юдифь, которая впервые повстречала герцога под покровом тьмы, предстоит стать женой Ночи. Синяя Борода надевает на нее бриллиантовую корону, драгоценности и расшитую звездами мантию. Юдифь присоединяется к предыдущим женам герцога. Седьмая дверь закрывается за ее спиной. Замок погружается в кромешный мрак.
De Temporum Fine Comoedia
Девять сивилл провозглашают неизбежный, ужасающий конец света. Гнев Божий прольется на мир людей, и Создатель будет судить души живых и мертвых. Огненная река поглотит все, что существует, тьма низвергнется с небес, звезды обрушатся в океаны. Люди будут наказаны или вознаграждены за дела, свершенные ими при жизни. Праведники будут спасены, а безбожники прокляты навеки. В криках и страданиях трижды заплатят они за все свои грехи.

Экстатические возгласы сивилл доносятся до каменистой пустоши, в которой обитают анахореты. Монахи-отшельники опровергают пророчества сивилл, называя их заблуждениями и «россказнями злобных старых дев». Хор воспевает Бога во всех его обличьях, после чего один из анахоретов произносит то, что его собратья подозревали все это время – конец времени будет сопровождать исчезновение всякого зла, все пороки испарятся, ибо Бог есть безграничная сила, исправляющая любые отклонения.

Dies illa – последний день этого мира: напророченная сивиллами катастрофа становится неизбежной. Люди охвачены безымянным страхом, они чувствуют себя потерянными, оставленными, утратившими любой ориентир. Солнца больше нет, тьма опускается на Землю – ужасающий символ конца. Живые и мертвые восклицают, что еще не готовы к судилищу. Планета вот-вот распадется на куски, и никакие мольбы «Kyrie!» не удостаиваются ответа Бога. Но люди все еще надеются на его отклик. Один из них даже совершает акт экзорцизма в надежде противостоять силам зла.

Когда люди осознают, что пламя Ада вот-вот поглотит их, появляется Люцифер – павший ангел, отказавшийся от Бога и ставший Князем Тьмы. Словами Блудного сына он смиренно признает свою вину троекратным возгласом «Отец, я согрешил!». Греховность спадает с него, словно ненужная одежда, Зло поглощено Добром, грешник примиряется с Создателем. Люцифер снова становится «несущим свет» – тем, кем он был на заре времен.
Made on
Tilda